Суббота, 25.11.2017, 05:09
ДЕТОРОЖДЕНИЕ и
ИМИДЖ-ТЕРАПИЯ
Приветствую Вас Гость


Главная » 2016 » Февраль » 15 » РОДИЛЬНЫЕ ОБРЯДЫ ЭВЕНКОВ
11:31
РОДИЛЬНЫЕ ОБРЯДЫ ЭВЕНКОВ

Многодетность в эвенкийской семье всегда считалась благом, молодожены старались как можно скорее обзавестись детьми. Иметь больше детей являлось заветной мечтой каждой эвенкийской семьи. Бездетная семья считалась несчастной. Рождение ребенка было большим событием, праздником не только той семьи, в которой родился младенец, но и всего рода.

Структура традиционной родильной обрядности эвенков включает следующие группы обрядов, связанных с рождением ребенка: обряд испрашивания ребенка у Аихит; представления и запреты, связанные с беременностью женщины; обряды, выполняемые непосредственно во время родов; послеродовые обряды - очищение матери и ребенка и приобщение ребенка к семейному очагу.

Магические запреты, соблюдаемые женщиной во время беременности, касались пищи и действий, которые могли оказать неблагоприятное воздействие на роды, на будущее ребенка. В первую очередь беременная женщина соблюдала запреты, касающиеся духа-хозяина домашнего очага и духа-хозяина тайги. Цель этих запретов - сохранить жизнь новорожденному и способствовать благополучию в семье. Основная функция обрядов, совершаемых непосредственно во время родов - способствовать удачному их исходу. Во время родов женщине расплетали косы, открывали замки, развязывали все узлы. Шаман участвовал только в случае нарушения нормального рождения ребенка: при бесплодии, при затяжных родах, при постоянной смерти новорожденных в семье. Легкие роды не сопровождались выполнением многочисленных обрядовых действий.

Большое значение имело «кормление» духа-хозяина домашнего очага с просьбой принять новорожденного в состав семьи. Большое значение имели заговоры, обращения, пожелания и ритуальное поведение участников обрядов. Обряды выполняли женщины, иногда участвовали мужчины.

По представлениям эвенков Восточного региона покровительницей деторождения считалась Аhи Маин или Аиhит, поэтому и сами роды назывались Аиhиттанагин, дословно «хождение за человеком аи». Аиhит посылает душу ребенка, чтобы родился на земле человек. Когда долго не было детей, проводили обряд «испрашивания». Чтобы родились дети, изображения птичек - оми, птичек-душ, клали в пустую колыбель. По представлениям эвенков, на дереве у Аиhит резвятся, живут и чирикают души не родившихся детей в виде синичек (Варламова Г. И.).

Шаманский обряд «добывания» детских душ производился в тех случаях, когда в семье не рождались дети. Декорация обряда полностью соответствовала декорации обряда «ловли» детской души, покинувшей тело ребенка, только вместо двух птичек чипича над местом малу подвешивалась люлька с изображением ребенка, изготовленного из травы.

В камлании пением шаман описывал свой поход в мир душ на звезду Чалбон. Он разыскивал родовой омирук, брал одну из душ и возвращался на землю. В этот момент участники обряда имитировали плач ребенка, а шаман в утробу матери «помещал» принесенную душу.

Родители, у которых умирали дети, брали к себе чужого ребенка. С приходом последнего, по их поверьям, должна была прекратиться смертность своих детей.

Женщине для родов делали специальную юрту и ставили ее в стороне от жилых юрт. Работала она до последнего дня. Кочевой образ жизни продолжался вплоть до самых родов женщины. Для роженицы устраивался специальный шалаш, где она и рожала. Шалаш строился летом, зимой ставился чум.

В сказании «Старший брат Олдонындя и его сестры Нюргурдок и Уняптукэн» описывается ричуал возведения жилища для роженицы:
Уняптукэн тяжелой стала.
И вот она заболела,
Родить собирается.
Начав рожать, просить стала:
-Лиргинчоди,лиргинчоди!
Мачара, муж мой,
Мачара - богатырь, - приговаривает.
Березовую сопку,
Семь раз обойдя,
Семь березок сруби,
Принеси, - сказала. 
Как сделаешь это, 
Березовую сопку пройдя,
Равнинка будет, - сказала. 
Оттуда травы принесешь, - говорит. 
Тут Мачара побежал быстро, 
Все быстренько принес, 
Сделал все, как наказала. 

Родильное жилище возводили с выполнением обязательных ритуальных и обрядовых действий, о чем говорится в сказании: шалаш и чум должны иметь 7 жердей (из которых три были основными), трава бралась в особом месте, муж должен был делать все в определенном порядке и т.д.

На беременную женщину смотрели как на что-то нечистое: считалось, что она может принести семье и роду болезни и промысловые неудачи. С этим был связан ряд магических запретов, направленных на охрану здоровья беременной, ее плода и младенца, предохранение от разных неприятностей на охоте. Беременной женщине нельзя:
- обходить юрту, проходить на место малу,
- садиться на место мужа,
- брать или перешагивать через его охотничье снаряжение,
- заносить в юрту дрова,
- поднимать детей,
- прикасаться к оленю-сэвэк и его сбруе,
- переходить тропу или идти по тропе охотника,
- в течение месяца до родов брать в руки продымленную шкуру или обрабатывать ее,
- присаживаться у входа в юрту,
- сидеть в юрте при открытой двери,
- прикасаться к топору.

Беременная женщина должна была соблюдать некоторые магические запреты, способствующие благополучным родам и оказывающие благоприятное влияние на будущего ребенка. Запреты, охранявшие будущее потомство, заключались в следующем:

Беременная женщина не должна была наступать на острые предметы - роды будут трудными, наступать на оленью сбрую или веревки - при родах ребенок запутается в пуповине.

Беременной женщине запрещалось есть мясо медведя или пить медвежий бульон - роды будут тяжелыми; есть несвежее мясо парнокопытных животных - родится дурной ребенок; ходить в ночное время в гости - ребенок будет вертлявым.

Беременную женщину нельзя пугать, ей запрещалось смотреть на покойника - ребенок родится немым; муж беременной женщины не может делать гроб покойнику - жена умрет во время родов.

Молодой чете нельзя пользоваться постелью из медвежьей шкуры - родится нервный ребенок.

Охотник, у которого дома роженица, также считался «грязным». Ему нельзя было выходить до новой луны или грозы на промысел, так как удачи не будет на охоте.

Нарушение всех этих запретов, по - мнению эвенков, каралось болезнью мужа и его охотничьей неудачей.

При приближении родов договаривались с бабкой - повитухой, которая должна была принимать роды. Эту роль выполняла опытная пожилая женщина. Сама роженица заранее запасалась детской люлькой "эмкэ", мягкой шкуркой олененка и зайца в качестве пеленки, молочными продуктами и белой мукой для питания после родов. Лучшей пищей для роженицы считались молочные продукты и свежее мясо рябчика и куропатки.

Во время родов руки самой роженицы окунали в холодную воду. Мужчины стреляли из ружей, или расщепляли стволину живого дерева, раскалывали ее при помощи вставленного клина, приглашали посторонних людей, чтобы они неожиданно ворвались в жилье и быстро вышли обратно - якобы при этом ребенок испугается и быстрее выйдет. Если роды проходили неудачно, звали шамана, который своим камланием помогал выйти ребенку. Но если враждебные духи, по представлениям эвенков, оказывались сильнее шаманских, то роженица умирала, а вслед за ней умирал и ребенок. Если ребенок оставался живым, а роженица умирала, то другая кормящая женщина не могла взять ребенка, так как считалось, что у вскормленной двойни одна душа.

Рождение двойни считалось плохим признаком. От женщины, родившей двойню, ничего не брали, опасаясь также родить двойню. По этому поводу были запреты: не вешать на один крюк два котла, не печь сразу две лепешки, не класть в костер два полена.

Как только роженица разрешалась, спешили «накормить» огонь кусочками мяса и жира.
После родов для последа (гирки) (букв, его товарищ), делали специальный небольшой сруб, клали его туда и плотно закрывали плахами, на которые сверху укладывали камни, чтобы послед не могли достать собаки или звери. Чтобы над последом не надругались враждебные духи, с четырех сторон сруба ставили ментая.

После родов женщину тщательно обмывали (в некоторых случаях прибегали к обмыванию кровью) и окуривали дымом. Одежду, в которую была одета роженица, прятали в глухих местах от посторонних глаз.

Для роженицы - матери забивали молодого упитанного оленя, при трудных родах давали пить его теплую кровь. При тяжелых родах ее лечили водой, в которой мыли золотое кольцо (вода принималась внутрь).

Родившегося ребенка обтирали мягкой шкуркой и заворачивали в одеяльце, сшитое из заячьей шкурки или шкур пушных зверьков с мягким мехом, насыпая вниз труху от гнилого дерева (кучу). Колыбель новорожденному делал обязательно чужой человек. Нельзя было делать детскую люльку «глухой». Нужно обязательно отверстие в головной части, иначе «ребенок будет недоразвитым». Чтобы ребенок не болел, в новую колыбель сначала клали щенка. Ребенка не называли по имени. В люльку обязательно клали шапку взрослого мужчины. По поверьям, шапка являлась мужским духом, охранявшим ребенка. Чтобы ребенок рос здоровым, при рождении ему изготавливали специальную шкатулку - муручун, в которую помещали сшитое из замши птичье гнездо и изготовленную из ровдуги или дерева птичку чипича - хранительницу души ребенка.

Эвенки при рождении ребенка выделяли ему в стаде определенное количество оленей. Весь приплод от этих оленей считался личной собственностью подрастающего ребенка. Чтобы малыш был удачливым, к изголовью колыбелей подвешивали амулеты синкеп. Для мальчика, чтобы стал хорошим охотником и разбогател, подвешивали зубы копытных животных, носы пушных зверьков, монеты и другие вещи. Для девочки, которая должна быть хорошей рукодельницей, подвешивали наперсток, кусочки цветных тряпочек, нитки и деньги. Для охраны детской души часто изготавливали небольшой ментай.

Если в семье постоянно умирали дети или новорожденный ребенок рос хворым, то приглашали шамана, который во время камлания летал на Чалбон «выкрадывать» душу ребенка, покинувшего тело. Он внедрял ее в тело ребенка и делал две птички чипича для охраны души, которые вшивались в одежду на груди ребенка.

Чтобы ребенок рос здоровым и был воспитанным, он должен был соблюдать ряд запретов.
Ребенку до года нельзя есть медвежье мясо - будет немым.
Мальчику нельзя есть мясо с передней части медведя - порвет медведь.
Нельзя двум людям тянуть ребенка – будет дураком.
Ребенку нельзя есть поворотную часть кишки - заблудится в тайге.
Не разрешалось ребенку ходить в одном унте, падать на спину, прыгать с оленя - будет сиротой.
Нельзя ребенка ночью выносить на улицу, умывать ночью на улице, подносить близко к другому ребенку, шумно играть с ним - будет дураком.
Нельзя совать в рот челюсть оленя - заболят зубы, плевать в огонь - заболит язык, мочиться у огня - будет страдать недержанием мочи.

До истечения трех суток после родов мужчинам строго запрещался вход в жилище с роженицей. После трех суток после рождения ребенка устанавливался праздник - «малааhын», посвященный богине - покровительнице деторождения.
Обрядом, следующим за родами, являлся обряд приобщения ребенка к семейному очагу, родовому огню.
Он называется Еллувка - дословно - мазанье сажей от огня-очага.

Один из вариантов текста текста обряда причащения ребенка к родовому огню, семейному очагу, описанного Варламовой Г. И., повествует:
Как родился ребенок, женщина-помощница берет его на руки и несет в дом. Как только она вошлa, или отец роженицы, или мать, или бабушка берут золу с очага и мажут ребенку нос, щеки, подбородок. При этом приговаривают:
Отец твой, мать твоя, дедушка твой! Бабушки твоей огонь.
Дедушки твоего огонь.
Как бабушка твоя будешь разжигать очаг!
Делают так, чтобы ребенок всегда знал и помнил мать, отца, деда, бабушку. Жил долго и счастливо. Потом уже умывают ребенка. 

А вот другой вариант текста обряда причащения:
Новорожденного ребенка вносят в дом, говоря:
«Огонь! Не принимай за чужого. Твой пришел» - так говоря, мажут лицо ребенка сажей.
Обряд проводится не только с новорожденными, но и со всеми детьми уже большими при первом приезде-знакомстве с родственниками: дети приобщаются к семейным очагам родни.

Обряд Еллувка проводят бабушки или старшие по возрасту женщины - хозяйки очагов. Лишь в отсутствие их эту роль может выполнить дедушка либо кто другой. Все, что связано с огнем, делают женщины, и хозяйкой огня у большинства эвенков выступает дух в образе старухи.

Приведенные материалы свидетельствуют, что эвенкийские родильные обряды XIX - начала XX века были связаны с культом богини - покровительницы деторождения «Аиhит». Она дает дитя, то есть посылает его душу, чтобы родился на земле человек. В XIX - начале XX веке у эвенков существовал сложный комплекс родильной обрядности, «выполняющий» две задачи - обеспечить женщине плодовитость и сохранить новорожденному жизнь, наделив его всеми свойствами, необходимыми для будущей жизни. С началом XX века семантика многих родильных обрядов упростились, и многие из них уже не выполняются.

По материалам сайта РОФ "Татьяна"

 

Просмотров: 405 | Добавил: RVS | Теги: эвенки, родильный обряд, деторождение, бурятия, обряд, дар материнства | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

   

МЕСТА СИЛЫ И КРЫМ


ГОСТЕВОЙ ДОМ ЛЫКОВА

ЕСТЬ ГДЕ ОСТАНОВИТЬСЯ

Вход на сайт

Поиск

Календарь

«  Февраль 2016  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
29

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Analysis Рейтинг@Mail.ru
ЕДИНОЕ © ДАР МАТЕРИНСТВА | 2015 - 2017 | uCoz